01.05.2022      10      0
 

Выборы судей: это как?

В преддверии праздника, отложив уже написанное, хочу хоть что-то не о войне. Уже довольно давно…


Выборы судей: это как?

В преддверии праздника, отложив уже написанное, хочу хоть что-то не о войне.

Уже довольно давно мы с Парфёновым наговорили в интернете, почему России как воздух необходимы избранные судьи, но в комментариях к этому интервью было высказано немало «критики», в основе которой лежало одно – критикующие совершенно ничего не знают о том, как происходят выборы судей, полагая, что это аналогия «выборов» депутатов (хотя и депутатов можно избрать честно).

И я записал ролик с рассказом о том, как это было в СССР, и как это нужно сделать с учётом возросших технических возможностей, и с учётом тех недостатков, которые были видны в судах СССР. Тема очень непростая, посему говорил много и всё равно, не всё сказал, что планировал. Тем не менее, предлагаю этот материал (Ютуб заблокировал канал В. Парфёнова, поэтому ролик на mail):

https://my.mail.ru/mail/somel67/video/_myvideo/8013.html

Но хочу дополнить этот рассказ и вопросом судов в США, причём, не тем, что там судьи избираются народом – это само собой, а такой разновидностью суда, которой никогда не было в СССР, и мало того — кажущейся нам невероятной.

Да, не буду спорить, и в США тоже далеко не так всё гладко с судами, однако, повторю, там судей избирает народ, кроме того, если обвиняемый реально невиновен, то он может запросить, чтобы его вину (любую вину!) определял суд присяжных, и его виновность определит не судья единолично, а 12 граждан, отобранных сторонами или жребием. Этот суд из 12 присяжных называют «малым жюри».

Однако в США есть и ещё один суд, о котором я раньше знал только по названию из какого-то американского художественного фильма, но толком не понимал, что это за суд и зачем он, — этот суд называется «большое жюри». Оказалось, что это суд не из 12, а из 23 присяжных, однако они не судят в полном смысле этого слова – не определяют вину и не выносят вердикт «виновен» или «не виновен», а только определяют обоснованность и целесообразность предъявления кому-либо официального обвинений. То есть говорят: «Да, в этом деле есть признаки преступления, поэтому его стоит рассмотреть по существу «малым жюри»», — или: «Не видим в деяниях обвиняемого никакого преступления, освободить!». В СССР это были функции и обязанности прокурора, а у нас сегодня и прокуратуры-то нет – одни пособники преступников и сами преступники.

Зачем это надо американцам?

Американским правоохранителям это, может, и не надо, но исходит это из стародавних английских традиций, когда обвинять в суде мог не только государственный прокурор, но и любой гражданин лично или с помощью адвоката. Этот человек или его адвокат жаловались Большому жюри на преступление, и если Большое жюри признавало их обвинения обоснованным, то оно передавало это обвинение для рассмотрения по существу Малому жюри – суду из 12 обычных присяжных. А этот человек или его адвокат по доверенности Большого жюри получал в суде Малого жюри права генерального прокурора, то есть не государственный прокурор (не только он), а сам гражданин в суде Малого жюри обвинял предполагаемых преступников.

В России и СССР отдельный гражданин никогда не был в суде прокурором, способным возбудить в суде уголовное дело.

Кроме того, Большое жюри призвано защитить граждан и от необоснованных обвинений, а когда речь идёт о тяжких обвинениях, то и обязано защитить. В пятой поправке к Конституции США устанавливается: «Ни одно лицо не должно привлекаться к ответственности за преступление, караемое смертью, либо за иное позорящее преступление иначе как по представлению или обвинительному заключению большого жюри».

Вот и представьте, что такой суд был бы у нас.

Тогда, к примеру, в уголовном деле ИГПР ЗОВ, по которому мы обвинялись в тяжком преступлении и были осуждены законность возбуждения уголовного дело – нужно ли уголовно преследовать за «создание инициативных групп по проведению референдума; последующее проведение референдума с целью внесения изменений в Конституцию РФ об ответственности высших органов власти перед народом; пропаганда идеи принятия закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России»», — определяла бы не тупая и подлая тварь в чёрном халате, как это реально было в России, а 23 гражданина. А они осудили бы кого-либо за предоставление им права непосредственно высказать свою волю на референдуме?

Кроме этого, учреждая Большое жюри, американцы исходили и исходят из того, что во власти могут быть подонки, в том числе и прокуроры, и если дать обвинять граждан только прокурору, то эти подонки будут безнаказанно совершать преступления сами и обвинять невиновных. Поэтому американцы оставили себе право обвинять кого угодно тем гражданам, которое увидели совершение преступления, в том числе и преступление, совершаемые прокурорами.

Вот давайте взглянем на необходимость Большого жюри сейчас в России. Сначала возьмём для примера работу Навального. Как вы знаете, в России на все его обвинения Медведева, Золотова, Чайки и прочих в воровстве, те только хором отвечают: «Ржу – не могу!». А будь у нас Большое жюри, то Навальный бы не сидел в тюрьме и на него не лепили бы дикие обвинения и не приговорили бы заключению на 9 лет строгого режима, а он обратился бы к Большому жюри, и 23 гражданина без сомнений обязали бы возбудить и рассмотреть в суде присяжных дело о воровстве Медведева, Золотова, Чайки и прочих, причём, сам Навальный ещё и был бы на этих судебных процессах прокурором.

Или я пытаюсь заставить Генпрокурора, Председателя СКР и Министра МВД возбудить уголовное дело против тех, кто санитарными мероприятиями и насилием прививаться непонятной жидкостью, чем только во второй половине 2021 года по сравнению со второй половиной 2020 года вызвали увеличение смертности от простудных заболеваний на 125 тысяч человек. В России указанные лица с гоготом плевать хотели на мои заявления… а если бы у нас было Большое жюри? Я бы обратился к этим 23 гражданам и поверьте, что они без сомнений потребовали возбудить уголовное дело и наказать виновных судом, и я, был бы прокурором на суде над Генпрокуратурой, СКР и министром МВД.

Или, к примеру, я кричу о том, что, начав войну с Украиной, депутаты Госдумы, сенаторы и члены правительства совершили преступление, предусмотренное статьёй 353 УК РФ. А меня типа не слышат. Ну, не слышат! А обратись я к Большому жюри с показом, что пресловутая «военная спецоперация» это и есть агрессивная война, то поверьте, что Большое жюри не колебалось бы отдать под суд всех виновных в этой трагедии.

Очень, ну просто очень настоящей России требуется такое Большое жюри. Хотя бы такое, как в США.

Правда, в США необходимость рассмотреть в суде присяжных дело подобных высокопоставленных негодяев, признала бы комиссия Конгресса, которая тоже имеет функции Большого жюри.

Но у нас в России, как понимают интересующиеся, и законодательной власти тоже нет – вместо депутатов Думы там 450 тупых и безответственных кнопкодава, которых как раз и надо сажать за развязывание войны.

 


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Крем Бактробан (мупироцин) против инфекций — инструкция

Крем Бактробан (мупироцин) против инфекций — инструкция

БАКТРОБАН используется для лечения некоторых кожных инфекций, таких как импетиго и...

Туминас оказался лжережиссером и лжелауреатом

Туминас оказался лжережиссером и лжелауреатом

Премьер-министр Мишустин подписал распоряжение об отмене премии правительства театральному режиссеру...