11.05.2022      13      0
 

Турбопатриот от коммерции

В последние месяцы многие столкнулись с «турбопатриотизмом» (в прошлом — «квасной патриотизм» и «шапкозакидательство»).  …


Турбопатриот от коммерции

В последние месяцы многие столкнулись с «турбопатриотизмом» (в прошлом — «квасной патриотизм» и «шапкозакидательство»).

 

Идейные наследники тех, кто отправлял в лагеря за указание на качество немецких дорог или американской техники с истерической яростью набрасываются на людей за указание на стойкость ВСУ, на количество у них западного оружия, на эффективное использование спутников и так далее.

 

Даже я, при всей малозначимости, еще год назад «огреб по полной» за указание на численность и обученность украинской армии, в марте был заклеймен за «недопустимую» поддержку наших миротворцев, в апреле одичалые сектанты выставили перед Госдумой пикет с обвинением меня в проамериканизме на основании моих знаний о Западе, а уже в мае очередной «турбопатриот» назвал меня «полезным идиотом» (для Запада) за недовольство бедностью и темпами вымирания России. И эта волна будет продолжаться, — потому что лаять на реальных выразителей интересов Запада опасно, а запрещать людям думать понятно и удобно.

 

Однако недавно я столкнулся с проявлением этого же чудного явления в качественно новой — бизнес-сфере.

 

Казалось, что проще: если цены в магазинах подскочили сразу при падении рубля (при том, что все товары закуплены по старым ценам) – девальвация тут не при чем, а налицо прямое и наглое злоупотребление монопольным положением. И нечего удивляться, что при укреплении рубля цены не возвращаются «на место»: ведь и с алчностью, и со страхами, и с безнаказанностью монополистов ничего не случилось.

 

Вы заметили в этом умозаключении криминал? оскорбление предпринимательского сообщества? безграмотность?

 

А вот «общественный омбудсмен по делам среднего и малого бизнеса» всея России Татулова, возведенная в это достоинство пресловутым бизнес-омбудсменом Борисом Титовым, заметила – и возбудилась не по-детски: «Ну как такое можно вообще произнести… Уму непостижимо [ну, такой уж ум, вероятно – М.Д.]. На человеке написано [!!] что он экономист, а как работает производство и как на него влияет то что сейчас происходит [так и пишет, без запятых – М.Д.] – он не знает?! Или это просто популистский бред».

 

При этом содержательных возражений, как Вы заметили, нет (истерика — фирменный стиль этой выпускницы известной монетаристскими приоритетами школы управления пресловутого «Сколково», так что не удивляемся и не ищем разума). Ведь происходящее с производством, при всей важности, на товар, который им уже давно произведен и лежит в магазине, не влияет, — если, конечно, не учитывать эмоции торговца-монополиста.

 

И про чудовищные, кратные накрутки цен в ритейле (о котором уже устали рыдать производители, включая ту же А.Агурбаш), бизнес-омбудсмен, похоже, тоже просто не в курсе: такая, видать, работа.

 

А вот мне интересны люди, которые нападают бессвязно и бессодержательно.

 

Те, кто указывают на содержательные ошибки, даже матом, — это понятно, «спасибо» и запись в книжечку со специалистами на все случаи жизни гарантированы, — а вот к бессвязно лающим у меня сразу просыпается глубокий личный интерес.

 

Так завещал Жириновский.

 

Прежде всего, как госпожа Татулова вошла в бизнес.

 

Я коллекционирую эти истории – как блестящий выпускник МАИ пошел продавать рубашки, как капитан-связист с полковничьей должности ушел делать оптику, как морской офицер организовал сбор грибов и трав, как химики вместо отравляющих веществ начали производить лекарства… Пехотный капитан, выброшенный из армии в никуда, от отчаянья вдвоем с женой вскопал грядки под картофель, освоил новые технологии, стал легальным миллионером и успешно губернаторствует в приграничном с Украиной регионе…

 

Есть и другие истории – как люди, сначала заработав, потом теряли все, а иногда и погибали. Бежали из страны из-под вздорных обвинений или сидели по 8-15 лет – иногда за единственное преступление, которое не совершали. Ко мне с этими историями стали ходить задолго до депутатства, их много.

 

Но Татулова в моей коллекции – случай уникальный.

 

По данным СМИ, ее отец – вице-адмирал Шлемов – управлял департаментом госзаказа Объединенной судостроительной корпорации (ОСК). Курировал спасение Амурского судостроительного завода (по другим данным – программу строительства авианосцев, именно так, во множественном числе): государство выделило полмиллиарда долларов, но до завода они не дошли. Вице-адмирал умер в 2018 году, спрашивать не с кого, — а вот сеть кафе Татуловой возникла практически одновременно с исчезновением денег.

 

В коронавирусном 2020, во время страха и отчаяния бизнес-омбудсмен одолжила 87 млн.руб. микрофинансовым организациям, этим ростовщикам, паразитирующим на несчастьях и уничтожающим человеческие судьбы (причем именно тем, которые прямо обвиняются их клиентами в мошенничестве!) Надеюсь, не придется узнать про инвестиции защитницы малого и среднего предпринимательства в наркобизнес (там, где он разрешен, — например, в Канаде).

 

А торговля пасхальными куличами в соцсетях по полторы тысячи рублей живо напоминает эпохальный хлебный бизнес Германа Стерлигова (с материными объявлениями на дверях и столь же чудовищными ценами).

 

При этом Татулова, буквально поливающая государство (дословно: «вы на нас плюете, а мы вас ненавидим»), открыто хвастается многочисленными преференциями от этого же самого государства – в виде властей Москвы (в частности, в виде бесплатной аренды муниципальной земли или сотен тысяч рублей официального дохода от управделами мэра).

 

А в прошлом году она открыла бизнес управлению недвижимостью с очень непростым партнером – «омбудсменом по культуре и креативной индустрии» Москвы Ольшанской, известной, по сообщениям медиа, весьма успешной борьбой с культурным наследием столицы.

 

Человека во многом формирует его опыт; история бизнеса Татуловой объясняет многие ее странные заявления, обнажающие простое незнакомство с тем, о чем она вещает с неподдельным пафосом.

 

Так, она на голубом глазу вещает о том, что «Яндекс заменил самозанятыми курьеров и таксистов» «полностью», — хотя их доля среди таксистов составляет 15%.

 

Не менее пафосно утверждает, что «нарушителями делают всех» бизнесменов, оформляющих сотрудниками самозанятых, — при том, что внимание налоговиков в квартал (даже в эпоху цифровизации) привлекает менее 1% таких компаний, а более полумиллиона компаний сотрудничает с самозанятыми без каких-либо проблем, — если, конечно, сотрудничество не сводится к уходу от налогов. В таких случаях сетовать не на что, кроме альтернативной одаренности, — кстати, принадлежащие Татуловой фирмы уличили именно в уклонении от уплаты налогов с привлечением самозанятых и дроблением бизнеса.

 

РЕКЛАМА

 

Принять нормальность уплаты налогов бизнес-омбудсмену вообще, похоже, сложно. Так, она ярко рассказывала о страшных налоговиках из Владивостока, которые чуть ли не «просто так» погубили бизнес некоего ее знакомого Арвидаса. «Невинная жертва» решила уйти от налогов, переведя штатных работников в индивидуальные предприниматели, что позволило сэкономить аж 55 млн.руб. (переложенных в конечном итоге на добросовестных предпринимателей), — и исполнение закона в отношении нарушителя вызвало отчаянный протест Татуловой.

 

Впрочем, насколько можно судить, за счёт своей должности Татулова выстроила отношения в ФНС и даже получает от них преференции. Трудно по-другому объяснить снисходительность налоговиков к нарушениям со стороны фирм человека, занимающего, пусть и общественную, но серьезную должность, — и к эксклюзивным налоговым знаниям омбудсмена.

 

Утверждая, что, «нанимая кондитера на производство, ты платишь 42% налогов», бизнес-омбудсмен расписывается в незнании азбучных истин: так как 30% обязательных соцвзносов (кстати, не налогов) платится со всего фонда оплаты труда, а 13% НДФЛ – с оставшихся 70%, реальная нагрузка – 39,1%. Согласен, перебор, — но зато сразу понятно, какой перед нами бизнесмен.

 

Величину налоговой нагрузки Татулова приводит, чтобы сравнить с налоговой нагрузкой самозанятых (6%) и, соответственно, требовать снижения налогов для бизнеса. Я считаю, что малый неспекулятивный бизнес вообще должен быть освобожден от всех налогов, но разница между самозанятым и организацией принципиальна, и игнорировать ее нельзя. А вот об использовании статуса ИП для систематического ухода от налогообложения топ-менеджерами крупнейших компаний «борец за справедливость» тактично умалчивает.

 

Нельзя согласиться и с утверждениями омбудсмена о полном отсутствии отраслевых требований к самозанятым (эти требования едины для всех вне зависимости от налогового статуса – травить людей по закону нельзя никому).

 

Кстати, требования Татуловой об ограничении проверок бизнеса гармонируют с результатами проверок ее собственных кафе, в блюдах которых, по данным медиа, находили кишечную палочку.

 

Но самое сильное – это ее заявления в стиле «льготами для микро- и малого предпринимательства мы убиваем экономику». Здесь прекрасно все: и полное самоотрицание (напомню, ее позиция подразумевает как раз борьбу за эти льготы), и абсолютное невежество в сфере своей, как подразумевается «компетенции» (извините, что не буду рассказывать здесь про чудовищные по сравнению со средним и крупным бизнесом риски и самоэксплуатацию малого предпринимательства: всем, кроме ее профильной защитницы, она понятна).

 

Заявление о том, что «двукратное снижение размера пени за просрочку уплаты налогов никак не помогает МСП» обнажает благополучие человека, которому никогда не начисляли эти пени, — но при этом Татулова умалчивает о моратории на банкротства и о частичной отмене пени.

 

Она утверждает, что «отмена плановых и внеплановых проверок не касается налоговиков», — при том, что число выездных проверок за последний год сократилось в десять (!!) раз.

 

Из той же серии протесты против налоговых каникул для новых ИП (она, похоже, вправду не понимает, что входить на новый рынок намного сложнее, чем удерживаться на нем), смешивание налоговиков и силовиков (ну у них же общий суффикс, разве не так?), незнание того, кто платит за маркировку товаров и призывы к государству одновременно не вмешиваться в дела малого бизнеса и давать ему деньги (понятно, что пример русофобской театральной богемы многих вдохновляет, но не до такой же степени).

 

Нет, я прекрасно вижу недостаточность государственной поддержки бизнеса и понимаю, что бизнесмен, да еще малый (и его представитель) может просто не видеть общей картины, связанной с поощрением произвола монополий и финансовых спекуляций, отсутствием дешевого кредита и подавлением развития в интересах Запада. Поэтому и его критика, и его предложения могут быть частичны и недостаточны; в конце концов6 это нормально.

 

Но главное в каждом – его позитивная программа: то, что человек хочет сделать.

 

И вот здесь у «бизнес-омбудсмена» начинается подлинная каша. Так, она предлагает ограничить режим самозанятых «только для тех профессий, которые не в найме». Что это за профессии, известно только Татуловой: по найму по определению может выполняться любой труд без каких бы то ни было исключений.

 

Альтернативное предложение – «разрешить нанимать самозанятых всем кто нанимает людей …, на сделку, почасовку или конкретную услугу. Но только всем». Поразительно, но бизнес-омбудсмен понятия не имеет, что ее отчаянное требование реализовано с самого момента введения статуса самозанятого: без признаков трудовых отношений, для покупки конкретного результата система работает именно так, как хочет сделать Татулова!

 

Она искренне недоумевает, кто будет содержать самозанятых, вышедших на пенсию, — просто не зная, вероятно, что половина их уже имеет официальные пенсионные права.

 

Рацпредложение Татуловой – заменить пенсию «обязательным накопительным счетом» и выделить пенсионеров, работающих в частном бизнесе, в отдельную категорию «внебюджетных пенсионеров» (надеюсь, не льготных). Однако никто не мешает никому, в том числе бизнесменам, самостоятельно откладывать деньги на пенсию. При этом накопительный пенсионный счет вместо обязательного пенсионного страхования – это именно тот режим, который уже создан для самозанятых.

 

Он имеет много недостатков, как и вся наша (не только пенсионная) система, но с пеной у рта требовать то, что уже есть, — это, похоже, фирменный прием оголтелого самопиара Татуловой.

 

Бизнес-омбудсмен производит впечатление одичалого либерала, столь же бессвязно, сколь и искренне ненавидящего «эту страну» (это цитата, она до сих пор так называет Россию: «Ничего эту страну не изменит… Метеорит может если только») и ее народ: во время коронавируса она предлагала продавать по QR-кодам… алкоголь.

 

Как выяснилось, Татулову систематически ловят на не только на экономической безграмотности, но и на манипуляторских подтасовках. Это обидно, так как на ее месте грамотный специалист за почти два года мог добиться реальных результатов, а не дискредитации – как себя, так и самой идеи поддержки малого и среднего бизнеса.

 

Да, работа по модерированию отношений государства и бизнеса (особенно малого и среднего) трудна и редко благодарна, но Татулова занимается не столько ей, сколько натравливанием своей аудитории на государство, — причем отнюдь не тогда и не в том, когда и в чем оно действительно не право (а как практик могу сказать, что таких случаев невероятно много, и их не надо специально искать).

 

Мне есть с чем сравнить, так как примерно то же самое время, что Татулова занимается своим нелепым, хотя и оглушительно громким политиканством (надеюсь, она все же не попадет в Мосгордуму, несмотря на все усилия), в той же Москве спокойно, методично и даже скорее флегматично работает общественный штаб по защите бизнеса, координируемый Анатолием Мальцаном. Люди сами сорганизовались, сами наладили системы коммуникаций с властью (да еще такой непростой, как московская), заслужили доверие предпринимателей, научились находить под завалами отчаяния и эмоций золотые самородки конструктива, — и действительно сделали очень многое для сохранения, а главное, развития бизнеса в Москве.

 

Но пиар-истерикам и турбопатриотам от коммерции это, понятно, не интересно.

 

Лайте, ребятки, лайте. Главное, не рассказывайте потом, как обеспечили ветер в наших парусах.

 

Хотя, конечно, татуловы и их покровители не удержатся…


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Крем Бактробан (мупироцин) против инфекций — инструкция

Крем Бактробан (мупироцин) против инфекций — инструкция

БАКТРОБАН используется для лечения некоторых кожных инфекций, таких как импетиго и...

Туминас оказался лжережиссером и лжелауреатом

Туминас оказался лжережиссером и лжелауреатом

Премьер-министр Мишустин подписал распоряжение об отмене премии правительства театральному режиссеру...