28.10.2019      50      0
 

На защите мерзавца

Скоро год, как я начал писать в СК РФ Бастрыкину, требуя наказать А.В. Криворучко, устроившегося…


На защите мерзавца

Скоро год, как я начал писать в СК РФ Бастрыкину, требуя наказать А.В. Криворучко, устроившегося выносить приговоры в Тверском суде.

Я понимаю, что сейчас все умные вылезут из-под бабьих юбок, чтобы объяснить мне, дураку, что у нас в судах, прокуратуре и следственных органах все безнаказанные фашисты и посему у меня ничего с моими заявлениями не получится. Не надо меня этому учить! Сидите там, где и сидели, а я начал требовать.

Суть моего требования будет понятна из текста первого заявления, отосланного Бастрыкину в декабре 2018 года:

 

«ЗАЯВЛЕНИЕ

о пресечении экстремисткой деятельности и возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 141 УК РФ против федерального судьи Тверского районного суда г. Москвы Криворучко А.В.

Согласно Приговора, вынесенного судьёй Тверского суда Криворучко, УФСИН установил мне начало года ограничения свободы с июня 2018 года, в частности, до июня 2019 года от меня требуется: «не посещать места проведения общественно-политических мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях» (1, 37, 38 и 39 страницы Приговора прилагаются).

Однако уголовное и уголовно-процессуальное законодательство не содержат определения термина «общественно-политические мероприятия», а словари русского языка устанавливают: «По содержанию и направленности массовые мероприятия можно разделить на: 1. Общественно-политические (демонстрации, митинги, уличные шествия, манифестации, выборы Президента и депутатов, высших и местных органов власти, съезды, конференции и др.)…».

Таким образом, типичным массовым общественно-политическим мероприятием являются выборы органов власти и референдумы, но, с другой стороны, ПРАВО на участие в референдуме и выборах является конституционным (часть 2 статьи 32 Конституции РФ) и защищается статьёй 141 УК РФ.

Накануне выборов мэра Москвы, я обратился к Начальнику ОИН ФКУ ОУИ УФСИН России Шульге Ю.В. с требованием подтвердить «лишение меня права участвовать в подготовке общероссийского референдума «За ответственную власть» путём создания Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР ЗОВ) и права участвовать в выборах мэра Москвы» (прилагается). Заместитель начальника отдела УФСИН ожидаемо подтвердил необходимость «соблюдать обязанности и ограничения возложенные приговором Тверского районного суда г. Москвы от 10.08.2017» (прилагается).

Понимая проблемы УФСИН, я накануне, согласно ч.1 ст. 396, п.15 ст. 397, ст. 399 УПК РФ, обратился в Тверской суд за разъяснениями, имею ли я право при указанном в приговоре ограничении участвовать в выборах и референдуме (прилагается), однако судья Тверского суда А.В. Криворучко, в нарушение п. 15 ст. 397 УПК РФ, не вынес постановления с разъяснением, а простым письмом 14.08.2018 года нагло ответил:

«Поданное Вами 30 июля 2018 года ходатайство рассмотрено. С учетом доводов, изложенных в Вашем ходатайстве, оснований для рассмотрения судом вопроса о разъяснении сомнений и неясностей в порядке, предусмотренном п. 15 ст. 397 УПК РФ, не имеется, ввиду отсутствия таких сомнений и неясностей. Приговор Тверского районного суда города Москвы от 10 августа 2017 года вступил в законную силу и приведён в исполнение» (прилагается).

В связи с этим, 28.08.2018 мною была подана апелляционная жалоба с ходатайством рассмотреть моё заявление судом и вынести по нему постановление, а поскольку эта апелляционная жалоба находилась у судьи А.В. Криворучко без движения, то 23.10.2018 года мною было подано и заявление на имя председателя Тверского суда Солоповой О.Н. (прилагается).

В результате, 30.10.2018 года за подписью судьи Криворучко пришло письмо, датированное 27.09.2018: «Возвращаю поданную Вами апелляционную жалобу без рассмотрения. Одновременно разъясняю, что направленное Вам письменное уведомление от 14 августа 2018 года не относится к судебным решениям, подлежащим обжалованию в порядке, предусмотренном главой 45.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ» (прилагается).

Солопова отказалась восстанавливать законность в Тверском суде и на поданное ей заявление 26 октября 2018 года ответил Криворучко, повторив указанный выше текст (прилагается).

Таким образом, в нарушение ч.1 ст. 396, п.15 ст. 397, ст.399 УПК РФ судья Тверского суда А.В. Криворучко отказался разъяснять, что его приговор не означает лишения меня права участвовать в выборах и организовывать референдуме и этим совершил преступление, ЛИШИВ меня права участвовать в выборах мэра Москвы 9 сентября 2018 года.

Таким образом, использовав свои властные полномочия, судья Криворучко совершил преступление, предусмотренное частью 2 статьи 141 УК РФ, в связи с чем прошу возбудить против А.В. Криворучко уголовное дело, а меня назначить по этому делу потерпевшим.

Приложение: по тексту на 11 листах. Ю.И. Мухин»

 

А вот теперь прикиньте, кем я был в глазах аппарата Бастрыкина, — правым в своём требовании или нет? То есть, что по требованиям закона аппарат Бастрыкина должен был сделать с этим моим заявлением, если я прав, и что должен был бы сделать, если бы я был не прав? Согласно части 4 статьи 448 УПК РФ «1. Решение о возбуждении уголовного дела… принимается:

4) в отношении судьи Верховного Суда Российской Федерации, кассационного суда общей юрисдикции, апелляционного суда общей юрисдикции, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, военного суда, районного суда, мирового судьи — Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации».

Следовательно, никто иной, как Бастрыкин, обязан был принять решение по моему делу –либо самому мотивированно отказать мне, если я не прав и Криворучко не виновен, либо послать запрос в квалификационную коллегию судей о согласии возбудить против Криворучко уголовное дело. Не так ли? Но это если бы СК с судьями не составляли единое преступное сообщество.

А в данном случае, аппарат Бастрыкина просто ничего мне не ответил, и этим доказал, что я прав, — что Криворучко преступник, но член их преступного сообщества и это преступное сообщество против подельника уголовное дело не возбудит.

И я снова повторил это заявление. И тогда аппарат Бастрыкина перебросил моё заявление в СК Москвы, заведомо понимая, что следователи даже СК Москвы возбуждать уголовное дело против судьи не имеют права. А СК Москвы тоже не дураки – они сбросили моё заявление ещё ниже. А те ещё ниже, пока на моё заявление не заставили ответить мне чуть ли участкового уполномоченного. Тот, естественно, ответил мне, что оно против судьи ничего возбуждать не имеет права.

Я снова написал в СК Бастрыкину, и СК снова повторила процедуру, но теперь уже мне ответил целый полковник.

Приведу его ответ полностью:

 

«Ваше обращение о противоправных действиях судьи Тверского районного суда г. Москвы Криворучко А.В., рассмотрено.

Анализ указанного обращения показал, что оно не содержит объективных сведений о каком-либо совершенном или готовящемся преступлении должностными лицами Тверского районного суда г. Москвы, по своей сути, содержит несогласие с решением, принятым в рамках гражданского судопроизводства, а также предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления, в связи с чем Вами и ставится вопрос о их привлечении к уголовной ответственности, без представления в распоряжение следственного органа конкретных данных о признаках преступления, ввиду чего рассмотрению в порядке главы 19 УПК РФ, а также п. 20 Инструкции о едином порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в системе Следственного комитета Российской Федерации, утвержденной приказом Председателя Следственного комитета Российской Федерации № 72 от 11.10.2012, данное обращение не подлежит.

Проверка законности и обоснованности решений, принятыми должностными лицами при реализации имеющихся у них полномочий осуществляется по правилам, установленными соответствующим процессуальным законодательством, и не может подменяться инициированием уголовного преследования в отношении должностных лиц, их принявших.

Помимо прочего, в соответствии с требованиями ч. 8 ст. 448 УПК РФ не допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, в случае, если соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке как неправосудный.

Кроме того, информирую, что разрешение споров в порядке гражданского судопроизводства, не относится к компетенции органов Следственного комитета Российской Федерации, а подлежит разрешению в указанном порядке.

Также сообщаю, что Ваше обращение рассмотрено в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации № 59 ФЗ от 02.05.2006 «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Разъясняю, что при несогласии с действиями и решениями, принимаемыми должностными лицами следственного органа, Вы вправе обжаловать их руководителю СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве Добродомову А.В. (г. Москва, ул. Льва Толстого, д. 8, стр. 1), Тверскому межрайонному прокурору г. Москвы Ленынину Д.И.(г. Москва, ул. Петровка, д. 19, стр. 6) или в Тверской районный суд г. Москвы (г. Москва, ул. Каланчевская, д. 43А), в порядке, установленном главой 16 УПК РФ.

Руководитель следственного отдела, полковник юстиции В.В. Чернобривый».

 

Как видите, Чернобривый авторитетно установил, что Криворучко во всём прав. Но меня, понятное дело, такой ответ не устроил, и 8 октября 2019 года я послал в адрес Бастрыкина четвёртое заявление:

 

«В декабре прошлого года мною на ваше имя было послано заявление о пресечении экстремисткой деятельности и возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 141 УК РФ против федерального судьи Тверского районного суда г. Москвы Криворучко А.В. (копию прилагаю).

Заявление было послано вам, поскольку согласно части 5 статьи 448 уголовное дело против судей возбуждается не следователями районных управлений, а Председателем Следственного комитета Российской Федерации, а «воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения» является экстремистской деятельностью согласно статье 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности» (копия прилагается).

Вашим аппаратом это заявление было «спущено вниз» и осталось без ответа, на повторное заявление на ваше имя был получена глупая описка от заместителя руководителя Пресненского межрайонного следственного отдела г. Москвы майора А.С. Коломейцева, которую я ранее и переслал вам.

26 августа аппарат СК России письмом №221/4-р-19 поручил СК по городу Москве «организовать проверку доводов», изложенных в моём заявлении, что было в очередной раз проигнорировано в полученном мною ответе, подписанном руководителем следственного отдела по Тверскому району СК ЦАО Москвы полковником юстиции Чернобривым (копию прилагаю).

Ещё раз обращаю внимание СК России: поскольку СК Москвы и ЦАО многие годы заправляли разоблачённые ФСБ преступники Дрыманов и Крамаренко, то этому преступному сообществу не было необходимости знать законы и понимать юридические документы, в результате умственное развитие следователей Москвы оставляет желать лучшего, что подтверждается и Чернобривым. Он просто не понимает, ни что написано в моём заявлении о совершении преступления, ни что вы от СК Москвы требовали.

Как этот Чернобривый мог «организовать проверку доводов» о совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 141 УК РФ, если он не понимает элементарных требований УПК РФ, к примеру, считает, что разъяснение приговора, установленное ч.1 ст. 396, п.15 ст. 397, ст.399 УПК РФ, производится «в рамках гражданского судопроизводства»? Я заявляю о необходимости возбудить уголовное дело по части 2 статьи 141 УК РФ, а он вообще об этом преступлении не упоминает. Этот полковник юстиции уверен, что нарушение моих гражданских прав на участие в выборах является должностной обязанностью судей, — это как понять? А также полковник уверен в том, что «не допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, в случае, если соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке как неправосудный».

То есть, этот полковник не сумел понять, что я требую наказать Криворучко не по статье 305 УК РФ, а утверждаю, что Криворучко совершил преступление, предусмотренное частью 2 статьи 141 УК РФ, причём, как раз и совершил его тем, что Криворучко не выносил «соответствующий судебный акт», и отсутствующий судебный акт, соответственно, не мог быть отменён, как неправосудный. Мало этого, УПК РФ не предусматривает отмену судебных актов, как неправосудных, поскольку это было бы признание судьи виновным по статье 305 без рассмотрения его уголовного дела, возбуждённого по этой статье. Сначала судью нужно признать виновным по статье 305 УК РФ, и только после этого дело, рассмотренное судьёй и вызвавшее возбуждение против него возбуждение дела по статье 305 УК РФ, подлежит пересмотру. Так требует статья 413 УПК РФ:

«1. Вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

3. Вновь открывшимися обстоятельствами являются:

3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела».

(Организуя преступное сообщество из судебных и правоохранительных органов России введением безнаказанности совершения членами этих органов преступлений против правосудия, у законодателей не хватило ума соответствующим образом изменить УПК РФ).

В связи с этим в четвёртый раз прошу вас возбудить против А.В. Криворучко уголовное дело по признакам части 2 статьи 141 УК РФ, а меня назначить по этому делу потерпевшим.

Приложение: по тексту на 2 листах. Ю.И. Мухин».

 

Ну, что же, посмотрим, какой ещё участковый уполномоченный будет принимать то решение, которое обязан принять Бастрыкин. Или СК России замолкнет навсегда?


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перенесшие коронавирусную инфекцию необратимо глупеют?

Перенесшие коронавирусную инфекцию необратимо глупеют?

Ученые из Имперского колледжа Лондона и Кембриджского университета выявили значительное снижение уровня...

Проблем города не знает вообще и вариантов решения тоже

Сегодня было забавное событие. Я сходила на встречу с кандидатом Леоновым. О встрече узнала из районной...