24.11.2021      13      0
 

Кровавое фэнтези «Зов ада» побило рекорды «Игры в кальмара»: как южнокорейские сериалы стали мировым феноменом?

Только утихла шумиха вокруг сериала «Игра в кальмара», на Netflix вышла новая южнокорейская новинка –…


Кровавое фэнтези «Зов ада» побило рекорды «Игры в кальмара»: как южнокорейские сериалы стали мировым феноменом?

Только утихла шумиха вокруг сериала «Игра в кальмара», на Netflix вышла новая южнокорейская новинка – сериал в жанре хоррор «Зов ада». Режиссером фильма стал Ен Сан Хо, снявший ранее не менее известный фильм «Поезд в Пусан». Буквально за один одень новинка стала самой просматриваемой в мире и возглавила рейтинг Netflix в 80 странах мира, сместив таким образом «Игру в кальмара». В чем феномен популярности южнокорейских сериалов и можно ли говорить, что они затмили Голливуд, выяснила корреспондент Mir24.tv.

Успех южнокорейских фильмов кроется в тематической свободе и способе ее выражения, считает директор факультета театра, кино и телевидения университета «Синергия» Евгений Цвимадзе. В этих фильмах нет запретных тематик.

«Корейская кинематография еще с начала века заявила о себе как о поставщике популярных жанров современности – триллеров, детективов, жестоких хорроров. Секрет успеха корейских фильмов кроется в ментальности. Жанровое кино всегда связано с обостренными чувствами. Если в Голливуде все же присутствует так называемый внутренний барьер на те или иные темы, то у корейцев как будто он отсутствует – их отношение к темам вроде жестокости, секса или каким-нибудь совсем крайним вещам гораздо свободнее», – объясняет эксперт.

Кроме того, привычный европейцу сюжет в корейских фильмах разворачивается в совершенно несвойственной интонации и эмоциональности.

«Так, позаимствованные у Голливуда жанровые конструкции в корейском кино объединяются с чисто азиатской остервенелостью и, казалось бы, привычный европейскому зрителю сюжет разворачивается с совершенно не свойственной западному кино интонацией и эмоциональностью. В этой связи сериал «Игра в кальмара», где очень четко и в то же время достаточно просто представлены главные пороки и грехи человечества, вполне по понятным причинам вызвал столь бурную реакцию у зрителя», – отмечает Цвимадзе.

В свою очередь, кинорежиссер и руководитель детской киношколы Виталий Мокрушин уверен, что популярность южнокорейских сериалов кроется главным образом в интересном сюжете. При это режиссер отметил, что впервые об «Игре в кальмара» узнал от детей – своих учеников.

«Про сериал «Игра в кальмара» я узнал от моих киношкольников. Пришлось срочно посмотреть. Первые 10 минут – противнейший герой, укравший деньги у своей престарелой мамы ради игры на тотализаторе. Но дальше – меня втянуло. Герой вызывал у меня сострадание. И хотя мне нет дел до корейцев – герою я сопереживал. Причина популярности южнокорейских сериалов простая: зрителя не волнуют проблемы героя, но ему интересно, как герой будет из них выпутываться. Свежо, интересно, самобытно – за это мы корейское кино и любим», – объясняет Мокрушин.

А вот психологи считают, что популярность этих фильмов и сериалов связана с высокой социальной тревожностью в обществе. И подобные картины выступают своего рода психотерапией.

«Высокая социальная тревожность диктует поиск возможностей ее снизить. Сериалы, гипертрофирующие человеческие подсознательные страхи, служат своего рода психотерапией. В процессе просмотра тревожность и страх усиливаются, проходят максимум переживания, а когда просмотр заканчивается, человек испытывает облегчение – это все не правда, это не со мной. Чем выше социальная тревожность, тем больше будет популярность сериалов и фильмов про безысходность и отсутствие ценности человеческой жизни», – комментирует клинический психолог Валентина Полякова.

В южнокорейских картинах зрители узнают себя в моменты сложного этического выбора, считает психолог Анна Девяткова.

«Игра в кальмара» и «Поезд в Пусан» отражают коммуникацию людей в групповом взаимодействии на фоне острой ситуации, и это прекрасно. Зрители узнают себя в этих взаимодействиях. Например, поступить по-человечески или же в своих интересах. Каждый видит в этом что-то актуальное. Более того, людям интересно задавать вопросы: «Как бы я поступил в такой нестандартной этической ситуации, смог бы остаться человеком?» И каждому хочется ответить на такой вопрос утвердительно. В конце концов, оказывается, что все мы люди. И делая сложные выборы, не всегда эмоционально к ним готовы. Интересно наблюдать за тем, как психика человека выдерживает перипетии сюжета и как меняется личность на протяжении фильма», – заключила Девяткова.

Кровавое фэнтези «Зов ада» побило рекорды «Игры в кальмара»: как южнокорейские сериалы стали мировым феноменом?

Кровавое фэнтези «Зов ада» побило рекорды «Игры в кальмара»: как южнокорейские сериалы стали мировым феноменом?Кровавое фэнтези «Зов ада» побило рекорды «Игры в кальмара»: как южнокорейские сериалы стали мировым феноменом?Кровавое фэнтези «Зов ада» побило рекорды «Игры в кальмара»: как южнокорейские сериалы стали мировым феноменом?Кровавое фэнтези «Зов ада» побило рекорды «Игры в кальмара»: как южнокорейские сериалы стали мировым феноменом?


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Бактрим антибиотик — инструкция по применению

Бактрим антибиотик — инструкция по применению

Бактрим — синтетический антибактериальный препарат для лечения ушных инфекций, обострений хронического...

Заставить судей Конституционного суда вертеться

Заставить судей Конституционного суда вертеться

А зачем? А затем, что не совсем отупевшие читатели будут понимать, что в Конституционном суде не просто...