25.11.2021      15      0
 

Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?

В период пандемии в Россию начали возвращаться люди, уехавшие из нее несколько лет назад на…


Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?

В период пандемии в Россию начали возвращаться люди, уехавшие из нее несколько лет назад на волне популярности дауншифтинга. Сложно ли им устроиться на работу, готовы ли работодатели к таким сотрудникам и как им адаптироваться к новым реалиям, рассказали в интервью mir24.tv эксперты рекрутингового рынка.

Почему они возвращаются?

«Под дауншифтингом принято понимать радикальный отказ от профессиональной деятельности и переезд в страны, «где тепло, море и пальмы» или в глубинку без цивилизации, – говорит основатель рекрутингового агентства ProPersonnel Татьяна Долякова. – Почти десять лет подряд эмоционально выгоревшие специалисты и руководители уходили с офисной работы и уезжали на год и больше в Таиланд, Индию, Вьетнам, в глухую провинцию. Доля таких сотрудников в разные годы составляла не более 1-2%. Но за последние годы было минимум три «обратных волны» дауншифтинга, объясняющиеся ухудшением социально-экономических условий из-за кризисов: 2014, 2018 и 2020 годов».

Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?фото: shutterstock.com, автор Kite_rin

Во время пандемии многие вернулись в Россию из соображений безопасности, по финансовым и семейным причинам (закончились деньги, иссякли заработки, инфляция, лучше медицина, образование для детей, менее жесткие условия локдауна и пр.), отмечает эксперт.

Была и внутренняя волна переездов весной и летом 2020 года, когда многие специалисты, арендовавшие жилье в Москве, уехали работать онлайн в родные регионы или глубинку. Многие занялись там фермерством, агротуризмом, начали строить свой бизнес, потому что «столичные» навыки и сбережения уже есть, и в регионах появились ниши для новой деятельности.

«Эмоциональное выгорание среди работающих россиян – довольно острая проблема последних лет. Выгорание более типично для крупного корпоративного бизнеса, где много правил, постоянные задачи, жесткая корпоративная структура, где иногда чувствуешь себя, как в фильме «День Сурка». Дауншифтинг как явление – во многом результат эмоционального выгорания», – объясняет Долякова.

По словам руководителя направления в рекрутинговой компании Hays Ирины Анисимовой, в дауншифтерство погружаются многие бывшие менеджеры больших корпораций и владельцы бизнесов, эмоционально выгоревшие от рабочего ритма 24/7, многозадачности и сверхответственности.

Устремляясь в теплые страны, люди идут за новым смыслом, перезагрузкой и поиском «обновленного» себя. Но реальность оказывается чаще всего более жестокой. Скачки курса валют, отсутствие прежних целей, экономическая ситуация в большинстве стран и пандемия, особенно последние два года, заставляют многих пересмотреть свои взгляды на жизнь и вернуться на родину. И тут возникают другие проблемы.

Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?

«Мир не стоит на месте, – говорит Ирина Анисимова. – Бизнес продолжает двигаться семимильными шагами, люди растут профессионально, и то, что было актуально несколько лет назад, давно устарело. Прежние профессиональные связи потерялись. Здесь никто никого не ждет, дауншифтеры проигрывают конкуренцию на рынке».

После ряда сокращений и оптимизаций в прошлом году многие компании адаптировались к жизни в неопределенности, и на рынке есть большой запрос на специалистов с новыми компетенциями и знаниями. Рынок кандидатов также перенасыщен. И, конечно, приоритет отдается тем, кто смог остаться в обойме и адаптироваться к новым реалиям.

«Бывшие дауншифтеры, особенно давно уехавшие из страны, сталкиваются с проблемой поиска работы. На прежних местах уже давно получили повышение младшие коллеги, и многим приходится не только умерить свои амбиции в уровне должности, но и быть готовым к понижению дохода, иногда – в несколько раз», – комментирует эксперт.

«При первой же возможности они снова уедут»: антитренд на дауншифтинг

Рекрутинговые агентства и кадровые службы предприятий рассматривают вернувшихся дауншифтеров как небезопасное приобретение. Чтобы снизить риски сотрудничества с дауншифтером, важно разобраться в причинах отъезда на «ретрит» (уединение, посвященное духовной практике – прим. ред.). А также в причинах возвращения. Вот что рекомендует специалистам по рекрутингу генеральный директор Центра развития бизнеса и карьеры «Перспектива» Наталья Венерова:

«Проведите подробное биографическое интервью, покопайтесь в мотивах. Почему человек уехал: занимал высокий пост и сломался? Стал жертвой многолетнего профессионального выгорания? Внезапно получил большие деньги (бонус, наследство) и решил позволить себе отдых? Анализируя причины отъезда, постарайтесь понять, было это осознанным, прагматичным выбором или спонтанным решением. Это даст ключи к понимаю личности дауншифтера и поможет предсказать его дальнейшее поведение».

Если человек поехал восстанавливаться на несколько месяцев, планировал вернуться и вернулся в те сроки, какие сам себе ставил, то с таким специалистом можно начать сотрудничать. Но обязательно ставить конкретные измеримые цели, привязывать их к календарю и внимательно следить за тем, как человек идет по этим «вешкам».

Дело в том, что во время слишком долгого отпуска, от 2 до 6 месяцев, человек переходит в «небоевой» режим, отвыкает от ритма, необходимости укладываться в сроки и нести обязательства.

«Если в ходе интервью выясняется, что человек уехал спонтанно, вместе с друзьями или следуя за своей половинкой, если он решил «плыть по течению» и не имел четких планов о сроках возвращения, то ваши риски как работодателя гораздо выше. Дело в том, что в момент отъезда он не задумывался о своей карьере, о будущем. Отдыхая у моря, не анализировал ситуацию на рынке и не следил за изменениями. Он просто предавался расслабленному отдыху, а вернулся, скорее всего, потому, что кончились деньги», – говорит эксперт.

Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?

Его мотивация – жить легко и расслабленно, имея источник дохода. Такой сотрудник, вернувшись и устроившись на работу, может внезапно затосковать по теплым странам, не справиться с рабочим ритмом и снова сбежать к морю после получения квартальной премии.

«Важно, как сам человек оценивает свой опыт дауншифтинга. Как об этом говорит, какие приводит объяснения. Если он считает, что вернуться и работать – это досадная необходимость, то никакая мотивационная программа не зажжет его глаза. И при первой же возможность он снова уедет или будет работать, не напрягаясь», – считает Венерова.

Главное – социальная активность

С этой точкой зрения не согласен психолог Андрей Смирнов. «Конечно, некоторых отдых слишком расслабляет и уже совсем ничего не хочется делать. Только загорать, пить да есть. При таком подходе человек умственно деградирует, навыки и умения притупляются, а в нормированный рабочий день его уже палкой не загонишь, – говорит он. – Но есть и другой тип дауншифтеров. Слишком долгий отдых у них вызывает скуку и голову просто необходимо чем-то занять. Они с большим удовольствием занимаются дистанционной работой, особенно в сфере IT-технологий. Таких специалистов довольно много. К путешествующим айтишникам, программистам, разработчикам уже привыкла индустрия туристического бизнеса, а страны разрабатывают законодательства, чтобы облегчить для них налоговое бремя и предоставить более комфортные условия для работы».

По словам психолога, такому профессионалу не страшно возвращаться на родину. Навыки не утеряны, опыт не пропал, и его с удовольствием берут на работу. Руководителю только надо учитывать, что человек привык к свободному графику, и не заставлять его высиживать в офисе от звонка до звонка, а дать задание, сроки его выполнения и не контролировать без особой надобности.

Кстати, в связи с пандемией всех, кого можно, перевели на дистанционный режим и теперь работать они могут откуда угодно. Сейчас уже даже и не понятно, считать ли их дауншифтерами, если они предпочли куда-то уехать.

«Диджитализация дала окно возможностей, сформировала новые навыки, позволяющие работать удаленно, создавать свой бизнес, стать звездой Instagram без бюджета, уйти в бизнес-дауншифтинг. Молодежь уже попробовала быть предпринимателями, многие имеют маленький бизнес, продают и работают через медиаресурсы (блогеры, фрилансеры из ИТ, Digital, дизайнеры, коучи и консультанты, онлайн-преподаватели)», – говорит Татьяна Долякова.

Многие москвичи, занятые в онлайн, работают удаленно на дачах с 2020 года или используют гибридный график. Значительную и добровольную релокацию из столичных городов с первого пандемийного года мы наблюдали в южные регионы страны – Сочи, Краснодар, Анапу и Геленджик, а также в Калининград. Эти люди продолжают быть социально активными, запускают собственные стартапы и бизнесы, продолжают работать удаленно в столичных компаниях.

Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?

Страх и ненавистьИз гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?На собеседованиях

«Если человек не выпадал полностью из рабочего процесса, не утрачивал «связи с реальностью» и в целом находился в информационном поле с родиной (как в новостном, так и в профессиональном – в части соответствия квалификации), то для таких специалистов возвращение в стандартный формат не является проблематичным, – говорит вице-президент АО КБ «Юнистрим» Григорий Волис. – Если человек доказывает свою компетентность, то у него, как правило, не возникает больших сложностей с поиском новой работы».

Тем не менее антитренд на дауншифтинг продолжается. «Работодатели на многолетний «пробел» в резюме по причине дауншифтинга смотрят неодобрительно и устроиться сразу на прежний уровень и должность не получится, – говорит Татьяна Долякова. – У людей, вернувшихся из тропических стран, кроме финансовых и бытовых, будет три основных проблемы, которые придется решать очень быстро. Им нужно:

  • Иметь актуальные для рынка труда и профессии навыки (а это анализ ситуации на рынке труда, «сканирование» профессии, выбор траектории профессионального развития, обучение).
  • Возобновить социализацию в профессиональной среде.
  • Решить целый ряд психологических проблем: иной темп жизни, конкуренция и самооценка, прочее.

Главный совет – работать с мотивацией и разобраться, чем хочется заниматься. Идеально, если кандидат обучится нужным навыкам, поучаствует в близком проекте хотя бы на условиях стажировки и с обновленным бэкграундом выйдет на рынок.

В любом случае лучше не начинать профессиональную карьеру «с нуля», – говорит эксперт. – А интегрировать опыт и связи в смежную профессию, отрасль: использовать возможности цифровизации; трезво оценить ресурсы для открытия собственного дела. Если профессионального простоя не было, кандидат работал удаленно или в других сферах, это облегчит ситуацию минимум вполовину.

Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?

Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?Из гамака – прямо в офис: как происходит реабилитация вернувшихся дауншифтеров?


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Айгестин при кровотечениях — инструкция по применению

Айгестин при кровотечениях — инструкция по применению

Айгестин используется для лечения некоторых проблем, связанных с периодом или проблемами матки, таких как...

Увидеть нерукотворную икону Божьей Матери и окунуться в святые источники: пять причин побывать в Жировичах

В двухстах километрах от Минска находится красивая деревня Жировичи. Каждый...