19.04.2021      94      0
 

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-Куля

На высоте около 3000 метров над уровнем моря в горах Тянь-Шаня в северо-западной части Нарынской…


Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-Куля

На высоте около 3000 метров над уровнем моря в горах Тянь-Шаня в северо-западной части Нарынской области Кыргызстана раскинулась долина озера Сон-Куль. Гористые берега, окружающие его кольцом, изолируют это высокогорное озеро от всех основных путей по Центральному Тянь-Шаню. Несколько перевалов, ведущих к озеру, круты и каменисты. Но несмотря на сложную логистику и отсутствие комфортных для путешествия дорог, начиная с весны, а особенно летом, озерные берега Сон-Куля оживают и густо заселяются. Редко где на Тянь-Шане встретишь такое количество кыргызских юрт. Причина – хорошие пастбища. Кочевники пригоняют сюда, на высокогорные луга с сочной травой, стада коров, баранов и табуны лошадей. И пасутся они здесь до осени, пока не наступят заморозки.

«В мире кочевников есть свои разделения, – говорит Абылабек Асанканов, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН КР, директор Института истории и культурного наследия НАН КР. – Кочевники степи – классический пример – казахи – кочуют по горизонтали: с запада на восток, с востока на запад. Есть еще кочевники стационарные, классический пример – туркмены. Они далеко не уходят от колодцев, потому что они скот держат на песке, а для него всегда вода нужна. Мы же кочуем по вертикали: с равнин и вверх, в горы».

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляФото: Дмитрий Ходаковский (Озеро Сон-Куль (Кыргызстан).)

Летом по берегам Сон-Куля десятки кочевий. На одном из них живет Роза Аракчеева с мужем и пятью дочерьми. Джайлоо – так называется летнее пастбище у кыргызов – дает семье все, что нужно. Мясо и молоко. В хозяйстве Розы коровы и лошади, как их определяют сами кочевники, «кыргызской породы». Они отличаются малым ростом и удлиненным туловищем. Неприхотливы, выносливы. Пригодны для езды по долинам и по взгорьям.

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляФото: Дмитрий Ходаковский (Хозяйка одного из стойбищ на Сон-Куле Роза Аракчеева.)

Несколько раз в день Роза доит кобыл и делает кумыс. Этот напиток настолько питательный, что легко может заменить твердую пищу. Ходят легенды о пользе кумыса. Что это лекарство чуть ли не от всех болезней. Но ничто не сравнится с целебными свойствами свежего кобыльего молока. Особенно весной, когда высокогорья прорастают лечебными травами и сочной травой. Опытная хозяйка за раз надаивает с одной кобылы около литра молока. Чтобы излишки не пропадали, делают творог. А затем скатывают его в небольшие шарики и высушивают на солнце. Называется «курт». Это гениальнейшее изобретение кочевников. На вкус кисло-соленый натуральный продукт без срока годности и всяких там добавок. Идеален для длительных переходов. Хочешь – ешь в твердом виде.

Хочешь – в жидком. Достаточно смешать курт с водой и получится освежающий кисло-молочный напиток. То, что нужно для жаркой поры.

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляФото: Дмитрий Ходаковский (Дочери хозяйки стойбища Розы Аракчеевой делают курт.)

Вот уже 15 лет Роза и ее семья проводят лето на джайлоо на берегу Сон-Куля. А в последние годы ее муж ставит юрту не только для своей семьи, но и для туристов. До пандемии их в горах Тянь-Шаня было, кажется, больше, чем на улицах Бишкека. Почти на каждом кочевье жили иностранцы-постояльцы. В основном это путешественники из Европы. Уставшие от комфорта и благ цивилизации, устремившиеся за новыми впечатлениями и экзотикой в горы Кыргызстана.

«Мы по нескольким причинам хотели приехать в Кыргызстан, – говорит один из гостей кочевья Розы Хармут Шил, турист из Германии. – Во-первых, мы любим пешие походы по горам. Мы были в других странах, таких как Непал. В Кыргызстане тоже есть прекрасные горы. Но при этом еще не так много туристов приезжают сюда. И мы хотели увидеть эти горы, увидеть эти долины. И, во-вторых, мы хотели что-то узнать о жизни кочевников. В Германии я видел фотографии о жизни кочевников в Монголии. Но то, что мы видим здесь – гораздо интереснее».

Хармут Шил и его друзья провели в Кыргызстане около 4 недель. Побывали в различных частях этой страны. Особенно им запомнился поход к одному из самых знаменитых пиков Хан-Тенгри. И, конечно, свое впечатление оставило знакомство с бытом кочевников. Что пытаются разглядеть иностранцы в незатейливом быте кыргызских номадов? Может быть, утерянный в погоне за комфортом и деньгами смысл? Ощущение сути самой жизни и ее простоты?

«Действительно, большая разница между тем, как живем мы в цивилизованных странах, где у нас есть все технические возможности, дома со стиральными машинами, кабельное телевидение и все такое. И увидеть, как люди живут здесь, без всех этих вещей, для нас это было удивительно. Может быть, они гораздо счастливее, чем мы», – рассуждает турист из Германии Хармут Шил.

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляФото: Дмитрий Ходаковский (Туристы-иностранцы на стойбище.)

Еще пару лет назад этно-туризм в Кыргызстане был на невероятном подъеме. Как это все работает? Тур-компании договариваются с конкретными кочевниками и привозят иностранцев к ним на стойбища. Довольны все. Путешественникам незабываемые впечатления. Кыргызским номадам и туристическим компаниям – хороший доход. При этом, что особенно важно, не надо создавать инфраструктуру с дорогами и условиями. Достаточно поставить юрту. Хотели ощутить жизнь кочевников без прикрас – пожалуйста, получите. Вот вам природа и соответствующие отсутствие каких-либо специальных условий. При этом сутки в юрте стоят около 3 000 рублей. Цена, сравнимая с гостиничным номером уровня трех звезд. За эти деньги вы получите койко-место в юрте и трехразовое питание.

Хозяйка Роза гостей кормит щедро. На завтрак жарит яичницу. Варит геркулесовую кашу. Печет лепешки. В общем, учитывая гастрономические предпочтения иностранцев, готовит преимущественно вегетарианскую еду. Для кочевников, у которых мясо в основе рациона, это малопонятно. Но тут главное, чтобы деньги платили. Так что это как раз тот случай, когда не кочевники пришли к цивилизации, а она к ним сама пожаловала. И до 2019 года эта коллаборация иностранцев и кыргызских скотоводов стабильно набирала обороты.

Из развлекательной программы – поездки на лошадях и возможность их самостоятельно подоить, походы по горам, ну и, конечно же, местные красоты. Коих тут в избытке. Есть и свои достопримечательности: украшение долины озера Сон-Куль – курганы. Когда-то так хоронили древних саков и скифов.

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляФото: Дмитрий Ходаковский (Сакские курганы Сон-Куля.)

«Этим курганам больше 2,5 тысяч лет, – говорит археолог Дмитрий Лужанский. – Это как раз подтверждает, что местная кочевая культура насчитывает не меньше 2000 лет. А то и больше: около 3000 – 4000 лет. Исходя из того, как живут современные кочевники, мы видим, что в глобальном плане смысл и образ их жизни практически не изменились. Конечно, глобализационные процессы меняют жизнь кочевников. Но по факту, как они тысячи лет назад жили в юртах, на этих местах, так и сейчас они живут в юртах. Только в юрте появилась солнечная батарея с лампочкой, которая еле-еле горит, и какая-то кухонная газовая утварь. Да и добираются сюда они на машинах. Конечно, нельзя сказать, что современные кочевники – это потомки сакских племен. Скорее, их культурные потомки. Я думаю, что саки, обитая на этих территориях, также вели вертикальное кочевание, как и сейчас кыргызы».

Сакские курганы называют «степными пирамидами». Для археологов они главный источник материального наследия древних кочевых племен. Но найти неразграбленный курган – редкая удача.

«Воронка наверху кургана – один из признаков проседания. Во-первых, за счет погребальной камеры, а, во-вторых, это признак того, что есть грабительский лаз в курган. 99% сакских курганов сейчас разграблены. Изредка попадаются курганы, в которых захоронение производилось не по центру, а по бокам. Есть вероятность, что подобные курганы могут быть еще неразграбленными. Но чтобы их раскопать по правилам современных методик, необходимо как минимум 5 лет».

Золото степных пирамид не дает покоя «черным археологам» с тех самых пор, как миру однажды стало известно о том, какие именно богатства скрывают сакские курганы. Из наиболее знаменитых примеров уникальных археологических находок – «золотой человек». Доспехи сакского царя из золотой чешуи найдены в 1969 году во время раскопок кургана Иссык в Алматинской области Казахстана. Эта находка датируется 4-3 веком до н.э. Во что трудно поверить, увидев насколько филигранно выполнена эта работа по золоту.

К слову, только на территории Казахстана было найдено пять захоронений с так называемым «золотым человеком». Есть версия, что сакские цари были не просто похоронены в этих богатых костюмах, но даже носили их при жизни, о чем свидетельствуют потертости золотых украшений. Древние ювелиры владели разной техникой обработки драгметаллов, в том числе, техникой литья, филиграни, полировки. По мнению ученых, ювелирное искусство у древних номадов зародилось еще в эпоху бронзы. Красота же и тонкость исполнения этих вещей поражают и по сей день. Так что культура кочевников древняя как сама степь. И настолько же непостижимая для современников. Во многом именно потому, что сакские курганы безбожно разграблены.

«Разграбление могил, деятельность черных копателей, черных археологов – это бич науки, – говорит Сергей Захаров, исполнительный директор ТОО «Археологическая экспертиза», кандидат исторических наук. – И, наверное, даже бич человеческой цивилизации, потому что мы утрачиваем огромное количество материалов, которые лежали в определенном контексте. Да материалы извлекаются и продаются на аукционе. Они не уничтожаются, где-то присутствуют. Но, во-первых, они исчезают из открытого доступа людей к ним, а во-вторых, они вырваны из контекста археологического, и они уже теряют массу ценной научной информации. Это надо сотни курганов исследовать, чтобы наткнуться на более или менее неразграбленное погребение. К примеру, знаменитый «золотой человек», второй и третий «золотой человек» – это тоже были ограбленные погребения. Но либо они были боковые, и поэтому остались незамеченные грабителями, либо вытащили что-то одно, а остальное не смогли. Есть надежда, что остались еще где-то неразграбленные, нетронутые курганы. Например, в тех местах, куда было очень трудно добраться человеку. Это где-то на высокогорьях, там, где, например, основную часть года идут дожди и очень холодно».

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляФото: Дмитрий Ходаковский («Золотой человек» обнаружен во время археологических исследований кургана Иссык в Алматинской области (Казахстан) в 1969 году. Находка датируется 4-3 веками до н.э.)

Помимо «степных пирамид» еще одна экзотика, доступная для джайлоо-туристов – это яки. Для комфортного самоощущения которых горная прохлада жизненно необходима. Поэтому пасутся они обычно на высоте свыше 2000 метров над уровнем моря. Среди прочих одомашненных животных яки считаются самыми дикими. Они пугливы, при этом быстро передвигаются по горам и уходят на дальние расстояния. Вероятность потери животного велика. Периодически чабаны загоняют стадо в кошару, чтобы подсчитать потери. И несмотря на то, что животных часто недосчитываются, разводить их все-таки выгодно. Как оказалось, яки не переносят всякого рода инъекций. Их мясо считается самым чистым и на рынке пользуется большим спросом, чем говядина. В связи с чем в последние годы поголовье яков в Кыргызстане значительно увеличилось.

«Да, численность яков у нас растет, потому что это экономически выгодно, – говорит Русланбек Жаманов, владелец стада яков. – По весу они меньше, чем коровы, но стоят как корова. Например, корову зарезал – 200-250 кг мяса, яка – 150 кг, а стоимость одинаковая. Для коров и лошадей корм на осень и зиму надо заготавливать. А яки круглый год живут за счет подножного корма. Да и пасутся они высоко в горах, где все хорошо с экологией. Например, коров, лошадей мы вакцинируем, а яки без вакцины. Это чистое, идеально чистое мясо. Они и плодоносят рано, например, корова на третьем году жизни, а яки на втором. Размножаются быстро, они не привередливы. Для них сараев на зиму строить не надо. Но они дикие животные. У меня пастух, он раз в неделю выезжает на свое урочище, издалека их посчитает… А так, близко к ним не подойдешь».

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляФото: Дмитрий Ходаковский (Яки пасутся высоко в горах.)

Русланбек Жаманов владелец стада, но сам кочевой жизнью не живет. Свое богатство, а скот считается по-прежнему признаком достатка и благополучия, Русланбек поверяет нанятым пастухам. Так что современные кочевники Кыргызстана зачастую пасут чужие стада, хозяева которых живут в городских квартирах и ведут светских образ жизни. Да и жизнь на джайлоо несколько видоизменилась. Например, юртам скотоводы предпочитают брезентовые палатки. Их проще перевозить и устанавливать. Ночевка в национальной кыргызской юрте – больше развлечение для туристов, помешенных на жизни в стиле «эко». Юрта из войлока, свет внутри от солнечных батарей, да и отопление этого национального помещения происходит исключительно за счет натурпродукта.

На высоте 3 000 метров над уровнем море деревья на вес золото. Поэтому кочевники приспособили для обогрева своих жилищ то, что дает им скот. А именно кизяк! Так называется результат их жизнедеятельности. Кизяк собирают, высушивают и жгут в буржуйках. А ночи на Сон-Куле холодные. Ближе к сентябрю температура опускается до -5. Чтобы поддерживать хоть какое-то, тепло кизяк приходится подкидывать в печку до рассвета. Пережить эти спартанские условия под силу не всем. Вот и немецкие туристы, мечтавшие испытать на себе особенности кочевой жизни, засобирались в обратный путь, едва дождавшись восхода солнца.

Впрочем, несмотря на спартанские условия, гостей в этих краях меньше не становится. Вокруг озера сотня туристических юрт. В целом, за кочевой сезон на Сон-Куле, семья Розы на туристах и за счет продажи скота зарабатывает примерно 10-12 тысяч долларов. До пандемии юрты бронировали аж до октября. В последние годы это была единственная причина, почему семья Розы задерживалась на берегу озера до середины осени. Раньше уезжали уже в сентябре, когда традиционно заканчивается период летнего выпаса и скот перегоняют на зимовку в район села Кочкор. Оттуда большинство кочевников Сон-Куля.

Как сложится этот год из-за неутихающего ковида для насельников берегов Сон-Куля, пока сказать сложно. Но вероятнее всего, в этом весенне-летнем сезоне берега озера впервые за последние несколько лет будут пусты от иностранцев. А кочевники… Тут все без изменений. Как и тысячи лет назад погонят свои стада на альпийские высокогорные луга.

Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-Куля
Джайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-КуляДжайлоо-туризм, или Особенности кочевой жизни на берегах Сон-Куля


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Эзинель — инструкция к препарату для экстренной контрацепции

Эзинель — инструкция к препарату для экстренной контрацепции

Ezinelle — лекарство для экстренной контрацепции. Его следует принять в течение 72 часов после незащищенного...

Триметоприм — инструкция по применению препарата от цистита

Триметоприм — инструкция по применению препарата от цистита

Триметоприм является эффективным лекарством, как от бактерий, обычно связанных с циститом, так и от других...